Подписаться arrow_upward

Анна Бодрова

Се ля ви, Франция!

Спад в экономике Испании, Греции, Кипра, Португалии давно стал обыденным делом. Но если дело коснется Франции, до недавнего времени стабильной страны с вроде бы конкурентоспособной экономикой, то последствия этого скажутся далеко за пределами еврозоны.

Когда Франция из двух кандидатов на президентский пост выбрала не Николя Саркози, близкого к Германии и разделяющего ее теорию консолидации, а Франсуа Олланда, который выступал против капитализма, она рассчитывала, по-видимому, на какой-то скрытый потенциал президента-социалиста. Но, увы, г-н Олланд пока не то что не приблизил Париж к цели экономической стабилизации, но в некоторых моментах даже отбросил его назад.

Так, например, в вопросе о повышении уровня пенсионного возраста во Франции г-н Олланд стал мягче и старается обходить острые углы. Спрашивается, зачем было биться за ужесточения, если они почти не используются эффективно? Или вот, например, малый и средний бизнес, оплот французской экономики, который на глазах теряет силу и способность двигать эту самую экономику вперед. Добавим сюда невнятную картину в секторе занятости: официальные данные по уровню безработицы колеблются около 10%, а на самом деле порядка четверти молодого трудоспособного населения не обеспечено постоянной занятостью. Не стоит выпускать из внимания и тяжелую ситуацию с налогообложением. Кроме того, налицо значительное ухудшение делового климата во Франции, а как только Олланд теряет свою социалистическую бдительность и начинает говорить о необходимости реформ, его рейтинг тут же ползет вниз. Вот и молчит французский лидер, в то время как экономика его государства уже впала в состояние стагнации.

И если социалист Франсуа Миттеран, которому так грела душу идея введения единой валюты на европейском пространстве, был вдохновлен мыслью о быстром росте уровня конкурентоспособности Франции в сравнении с Германией или Австрией, то мотивы Олланда так до сих пор и не ясны.

Беда еще и в том, что Франция медленнее, чем Италия или Португалия, проводит финансовые реформы в силу убежденности, что она-то прочнее и основательнее остальных. Так и было ровно до того момента, пока госдолг не начал расти стремительными темпами: в 1981 году он составлял 22%, а в 2011 уже 90%. В то же время собственное потребление оставалось всегда выше 50% ВВП. Получается, что Париж либо не умеет жить по средствам (и не он один, не правда ли?), либо не хочет этого делать.

Дальнейший сценарий развития событий во Франции будет во многом зависеть от того, как именно Олланд рассчитывает объяснить избирателям, почему его процветающая на словах страна скатывается в рецессию. Стрелять по движущейся мишени тяжело, поэтому политику придется активизировать свои движения уже очень скоро.

Для евро/доллара риски со стороны Франции пока незначительны, но, вероятнее всего, они будут расти.

читать оригинал на сайте Инвесткафе


Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^