Подписаться arrow_upward

SanSan

Почему глобальный нефтегаз вдруг увеличил выбросы метана


Когда коронавирус распространился по миру, произошло падение промышленной активности и бурения нефтяных и газовых скважин. Это ожидаемо привело к сокращению эмиссии почти всех парниковых газов. Однако выбросы метана не только не снизились, но даже выросли на треть.

Недавний отчет аналитической компании Kayrros показал, что глобальные выбросы метана выросли на 32% за первые восемь месяцев 2020 года по сравнению с тем же периодом 2019-го. Это произошло в результате увеличения утечек, источником которых почти всегда является нефтегазодобывающая и транспортная промышленность.

“Такое увеличение выбросов метана вызывает обеспокоенность и полностью противоречит направлению, установленному Парижским климатическим соглашением 2015 года”, – сказал в комментарии к докладу президент Kayrros Антуан Ростан.

“Несмотря на то, что заинтересованные стороны энергетической отрасли много говорят о борьбе с изменением климата, глобальные выбросы этого газа продолжают стремительно расти. Только в 2019 году мы отследили совокупный объем видимых крупных утечек метана в размере 10 млн тонн. Это эквивалентно более 800 млн тонн CO2 за 20-летний период”.

“Ахиллесова пята нефтегазовой промышленности – это выбросы метана, – заявил в прошлом году глава Международного энергетического агентства Фатих Бироль. – И хорошая новость для отрасли: это можно исправить с помощью существующих технологий, используя передовой опыт”.

Действительно, многие компании – как в Европе, так и в США – серьезно относятся к выбросам метана. Они ставят перед собой цели по мониторингу утечек метана и работают над их сокращением. Однако есть одна серьезная трудность: эти обещания даются только для проектов, где данные компании – операторы. Однако существует множество проектов, которые являются так называемыми неуправляемыми активами или совместными предприятиями.

Частные компании в одиночку не смогут снизить выбросы метана

Недавнее исследование Фонда защиты окружающей среды, проведенное в партнерстве с Rockefeller Asset Management, показало, что амбиции “Большой нефти” в отношении выбросов могут не оправдать ожиданий инвесторов и регулирующих органов просто потому, что крупные компании не имеют необходимого контроля над всеми проектами.

“От 70% до 90% добывающих активов крупных нефтегазовых компаний являются совместными предприятиями. При этом цели по сокращению выбросов, заявленные этими компаниями, касаются только полностью подконтрольных им проектов”, – подчеркнула старший вице-президент Rockefeller Asset Management и старший аналитик ESG Мередит Блок.

Доля неуправляемых активов у девяти крупнейших публичных нефтяных компаний довольно высока – 40%. Больше всего у Total, где они составляют 66% всех проектов, и у Eni, где этот показатель достигает 60%. Следом идет Exxon – 58%. У BP, Chevron и Equinor дела идут получше: неуправляемые активы составляют 36%, 35% и 40% соответственно.

Это означает, что в среднем по 40% крупных нефтяных проектов решение о сокращении выбросов принимает другая компания. А это зачастую государственные нефтекомпании, которые, как правило, имеют собственные приоритеты, поскольку отвечают не перед акционерами, а перед правительством.

“Госкомпании контролируют почти 58% мировой добычи нефти и 51% производства газа”, – отмечается в отчете EDF / Rockefeller Asset Management. Это означает, что решение метановой проблемы потребует их участия наряду с частными корпорациями.

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^