Подписаться arrow_upward

Евгений Коган

Турецкая лира сегодня очень душевно падает.

История этого падения началась со снижения ключевой ставки центральным банком Турции. Это навеяло определенные мысли, так как сейчас практически все регуляторы снижают ключевые ставки и вводят программы поддержки для расширения кредитования. Отсюда возникает резонный вопрос: насколько стимулирующая монетарная политика опасна для развивающихся экономик?

В развивающихся странах – повышенные инфляционные ожидания. В большинстве подобных стран денежная эмиссия для покрытия бюджета либо практикуется, либо не так давно практиковалась, отчего у населения сохраняется низкое доверие к регулятору и высокие инфляционные ожидания. Таким образом, снижение ставки в развивающихся странах оказывает большее инфляционное давление на экономику, чем, например, в развитых. Повышенная инфляция может не наблюдаться непосредственно во время кризиса, так как спрос низкий, но после пандемии давление может усилиться.

Тем не менее, перспектива инфляции, на мой взгляд, не так уж страшна в такие тяжелые времена для развивающихся экономик. Есть более значимые факторы, которые могут спровоцировать проблемы в ходе стимулирующей ДКП в развивающихся странах.

Зависимость развивающихся рынков от иностранного капитала.

Во время коронавируса растет спрос на валюту развитых стран. Из развивающихся стран, напротив, происходит отток инвестиций. Получается, что регуляторам стабильных и устойчивых экономик рост спроса на валюту предоставляет дополнительное пространство для стимулирования. Иными словами: можно снижать ставку, все равно инвестиции не утекут. Тем временем из развивающихся рынков иностранные инвестиции и так уходят, а снижение ставки только усугубляет этот процесс. Вот вам и результат: с начала года турецкая лира падает на 19%, бразильский реал – на 27%, аргентинское песо – на 24%.

Высокая долларизация.

В развивающихся странах ставки выше, чем в развитых. Это привлекает иностранные инвестиции, что само по себе хорошо. Тем не менее, инвесторы опасаются валютного риска, поэтому достаточно большая доля обязательств банков (да и не только) номинирована в долларах или евро. Когда активы в отечественной валюте, а обязательства – в иностранной, то обесценивание отечественной валюты бьет по экономике очень болезненно, приводя к банкротствам.

Высокая роль банковского сектора.

В развивающихся странах рынок ценных бумаг не так развит. Основным способом привлечения ликвидности является банковский кредит. Банковская система доминирует над рынком ценных бумаг, что создает системный риск: банкротство одного банка может привести к «эффекту домино». Теперь вспомним предыдущий пункт – у банков часть пассивов находится в иностранной валюте. Получается, что обесценивание отечественной валюты становится еще более рискованно для всей экономики страны.

Самое неприятное, что все эти факторы усугубляют друг друга, а это повышает непредсказуемость мер политики и реакции инвесторов.

Именно поэтому сейчас мы и наблюдаем ситуацию, когда регуляторы развивающихся стран не знают, чего больше опасаться: повышения ключевой ставки или ее снижения. Вот и приходится центральным банкам бороться с симптомами долларизации. Турция тратит резервы и взятые взаймы свопы в надежде, что все «само рассосется». Аргентина вводит налоги на покупку долларов. Все дружно берут кредиты в иностранной валюте и надеются на лучшее.

В столь нестабильные времена развивающиеся страны крайне уязвимы. Причем высок риск наступления одновременно нескольких кризисов: валютного, банковского, долгового. Так что, когда в таких странах, как Турция, Аргентина, Бразилия, Мексика и т.д. происходит обесценивание отечественной валюты, не стоит оставлять это без внимания.

@bitkogan


Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^