Подписаться arrow_upward

SanSan

Почему в США больше никто не хочет покупать сланцевые активы


С начала года в США уже 57 нефтедобывающих и нефтесервисных компаний подали заявки на защиту от банкротства. Грядет еще много банкротств, и все они связаны со сланцевыми бассейнами. Похоже, что в конце этого туннеля нет ни лучика света.

Сланцевая индустрия была гордостью национальной энергетики США. Гидроразрыв превратил Соединенные Штаты в крупнейшего в мире производителя нефти и газа. Но за это пришлось заплатить высокую цену – целым потоком банкротств.

В прошлом месяце Rystad Energy дала прогноз, что еще 150 американских сланцевых компаний подадут заявку на защиту от банкротства. Это произойдет, если цены на WTI не поднимутся выше 50 долларов за баррель. Правда, некоторые эксперты предполагают, что сланцевую индустрию спасет классический антикризисный инструмент – консолидация. Но на сей раз это кажется маловероятным.

Когда ранее в этом году Chevron приобрела Noble Energy, пошли разговоры о том, что это может стать началом волны слияний и поглощений, для которых нефтяная отрасль созрела. Активы были дешевыми, многие их владельцы испытывали трудности. И если бы у кого-нибудь были деньги, он смог бы расширить свою базу активов по выгодной цене. Только вот денег ни у кого нет.

Аналитики Reuters Джессика Резник-Олт, Дмитрий Жданников и Дэвид Гаффен назвали это наследием сланцевой революции. Сланцевые компании росли слишком быстро и не приносили прибыли. И после того, как инвесторы прогорели не один и не два раза, мало кто из них захочет рисковать снова.

Кризис цен на нефть 2014 года действительно вызвал волну консолидации. Одни компании потерпели крах, другие были куплены более крупными, цены восстановились, и рост производства вернулся в норму. Однако инвесторы стали настаивать на доходности, а не на росте. И когда в этом году разразился “коронавирусный” кризис, потенциальные покупатели отвернулись от аутсайдеров.

Почему новой волны поглощений в сланцевом секторе США лучше не ждать

Долг – главное препятствие. Сланцевые компании копили долги, как белки – орехи на зиму. Добыча сланцевой нефти – это капиталоемкий бизнес. Но этот аспект долгое время компенсировался тем фактом, что из сланцевой скважины нефть начинает идти гораздо быстрее, чем из традиционной.

Поэтому сланцевики брали кредиты и интенсивно наращивали добычу, чтобы погасить долги. Это превратилось в порочный круг, который во многом и привел к нынешней “почти катастрофе”. Банки стали неохотно расширять кредитные линии сланцевикам еще до того, как COVID-19 распространился по всему миру. Новые скважины не приносили столько, сколько обещали заемщики, а объем долгов рос. Затем пришла пандемия, и сланцевики начали падать, как домино, под двойным грузом: миллиардных долгов и 20-долларовой нефти.

Есть и еще одна причина отсутствия слияний и поглощений в сланцевом секторе. Сама индустрия, похоже, уже не верит в третью сланцевую революцию. Последний кризис вызвал изменение приоритетов, заявил недавно Том Фаулер из Argus Media. Рост любой ценой больше не является приоритетом номер один. Вот умный рост – другое дело. Это высасывание каждого барреля нефти из скважины перед покупкой дополнительных площадей для бурения новых скважин.

Более того, инвесторы не переставали настаивать на получении более высокой прибыли, а не на увеличении добычи. И компании прислушались: они начали делать акцент на полное освоение уже существующих активов. В результате аппетит к покупке новых активов угас. И это может быть надолго, если цены на нефть не вырастут в ближайшем будущем.

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^