Подписаться arrow_upward

Евгений Коган

Что будет с российским банковским сектором на фоне последствий пандемии, локдауна, финансового кризиса, а также снижения ключевой ставки?

Тема важная и глубокая. Вполне возможно, что в ближайшее время напишу более подробное исследование. А пока – тезисно.

Сейчас мы наблюдаем рост неопределенности и снижение располагаемых доходов уже на 8% во 2 квартале 2020 г., которые, по различным прогнозам, за год упадут еще примерно на 10 процентных пунктов.

Данные обстоятельства приводят к потерям для банков и снижению рентабельности банковского бизнеса как такового. Поэтому ЦБ РФ обеспечивает коммерческим банкам достаточно ликвидности, для упрощения рефинансирования кредитов и предотвращения прочих потерь, связанных с дефицитом ликвидности.

Свою поддержку ЦБ осуществляет за счет снижения ключевой ставки и за счет прочих регуляторных послаблений. Структурный дефицит ликвидности до пандемии был в среднем выше, чем сейчас, примерно на 1 млрд руб., так что ЦБ достаточно успешно достигает основной цели – снизить нагрузку на финансовый сектор.

В ближайшую пятницу ЦБ сообщит о своем новом решении по ключевой ставке. По моему мнению, регулятор вполне может и дальше снижать ставку, к примеру, с текущих 4,5% до 4,0%. По крайней мере, о ее повышении речь пока не идет.

Банковский сектор будет получать необходимую поддержку от центрального банка, так как стабильность банковской системы является приоритетом для ЦБ. Однако ситуация в секторе, по моему мнению, очень неоднозначная и тревожная.

Во-первых, главным бенефициаром действий ЦБ, по сути, является сегодня «Сбербанк», как монополист. За кампанию давайте добавим еще ВТБ, а также другие госбанки типа «Россельхозбанка», «Открытия» и некоторых других. Большинство коммерческих банков, как ни парадоксально это звучит, отказываются от предоставляемой ликвидности.

Почему? Все просто: ее некуда вкладывать. Российский фондовый рынок предоставляет в этом смысле весьма ограниченные возможности, а в стране практически нет проектов, в которые бы ликвидность попадала из банков, таким образом, стимулируя рост экономики. Поэтому не берут! Попросту ее некуда девать.

Во-вторых, не исключаю, что осенью, когда окончательно уйдут в прошлое карантин и локдаун, в банковской отрасли могут возобновиться процессы лишения лицензий. ЦБ, скорее всего, будет предъявлять повышенные требования к капиталу, требовать докапитализироваться.

Откуда брать деньги? Пресловутую ликвидность ЦБ использовать для этих целей нельзя, а больше денег взять негде. Поэтому многие коммерческие банки могут начать испытывать серьезные проблемы, которые, вполне вероятно, выльются в очередное снижение числа кредитных организаций в РФ.

Ситуация сложная. Давайте еще добавим к этому историю с возможным списанием «Сбербанку» госкредита на 150 млрд руб. Напомню, что банк получил деньги во время кризиса 2008 г., но теперь этот кредит может быть включен в капитал банка и, следовательно, его можно будет списать.

Произойдет это в итоге или нет – на самом деле не так уж и важно, тем более, «Сбер» опровергает эту информацию. Тема озвучена, ее всерьез обсуждают на высоком уровне, так что о честной конкуренции в банковском секторе сегодня говорить не приходится.

С другой стороны, если смотреть на происходящее через призму фондового рынка, «Сбер» и ВТБ – практически единственные, кто будет иметь выгоду от ситуации. Так что в этом смысле их акции выглядят сегодня привлекательно, плюс, скорее всего, они продолжат платить дивиденды. В частности, если по акциям ВТБ доходность небольшая (около 3% годовых), то по префам «Сбера» - вполне пристойная (около 9%).

Нельзя забывать, что акции этих двух банков будут расти только при условии, если будет расти весь российский рынок. А это, как известно, вопрос очень творческий.

@bitkogan


Виктор и 2 пользователям это нравится

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^