Подписаться arrow_upward

Гоша

Заимодавние санкции

США припомнили «Северному потоку-2» европейские кредиты


США пытаются оказать давление на европейских кредиторов «Северного потока-2», угрожая ввести против них санкции задним числом. Госсекретарь Майк Помпео потребовал от Shell, Engie, Uniper, Wintershall и OMV «уйти немедленно», иначе компании могут столкнуться, в частности, с блокировкой всех активов в США. Новые угрозы звучат на фоне активизации усилий «Газпрома» по завершению проекта. Но как именно компании, уже выдавшие «Северному потоку-2» кредиты на €4,7 млрд, могут избежать санкций, откуда они должны «выйти» и чем это помешает монополии достроить газопровод, остается неясным.

Госсекретарь США Майк Помпео пригрозил новыми санкциями проекту «Северный поток-2». По словам госсекретаря, Вашингтон намерен отменить так называемую дедушкину оговорку, освобождающую проект от санкций, введенных законом «О противодействии противникам США посредством санкций» (CAATSA) в августе 2017 года. «Это означает (для компаний-участниц.— “Ъ”): прекращайте работу немедленно либо рискуете получить неприятные последствия»,— сказал Майк Помпео на брифинге 15 июля. Он пояснил, что меры затронут как «Северный поток-2», так и часть проекта газопровода «Турецкий поток».

В 2017 году, когда Госдепартамент возглавлял Рекс Тиллерсон, он решил не применять CAATSA к «Северному потоку-2», поскольку на момент принятия закона проект уже вступил в фазу реализации. Как поясняет управляющий партнер московского офиса Pen & Paper Антон Именнов, в части санкций CAATSA президент США делегировал право их введения Минфину США, но только при согласовании с Госдепартаментом. «У США закончились способы остановки строительства "Северного потока-2", поэтому Майку Помпео пришлось спешно снимать оговорку с использования статьи 232 CAATSA»,— полагает юрист. Таким образом, подчеркивает он, сегодняшнее заявление — это «не новые санкции, а хорошо забытые старые».

Согласно статье 232, санкции распространяются на компании, сознательно участвующие в строительстве российского экспортного газопровода, предоставляющие инвестиции или поставляющие товары, услуги, технологии стоимостью свыше $1 млн единовременно или $5 млн за последние 12 месяцев. Таким компаниям грозит замораживание активов в США, отказ в выдаче виз для менеджмента и отключение от возможности получения услуг в банковской и финансовой сферах.

Основной удар может прийтись на пять европейских компаний, финансирующих «Северный поток-2»,— это Shell, Engie, Uniper, Wintershall и OMV. Летом 2017 года они заключили с «Газпромом» соглашение и стали кредиторами проекта, пообещав вложить по €950 млн при общей стоимости проекта €9,5 млрд. Пока санкции против них не введены — в Госдепартаменте пояснили, что речь идет лишь о возможности этого. Масштабный бизнес в США есть как минимум у Shell и Engie.

Источники “Ъ” в нескольких компаниях-кредиторах прежде говорили, что в случае реальной перспективы санкций они вынуждены будут выйти. Но, как сообщало руководство всех участников, основные инвестиции в проект уже завершены.

В такой ситуации неясно, чего вообще хотят США от партнеров «Газпрома». Если допустить, что санкции введут задним числом — а это само по себе выглядит фактически беспрецедентным шагом,— непонятно, что именно европейские компании должны сделать, чтобы этого избежать. Теоретически они могут потребовать от «Газпрома» вернуть выданные кредиты и публично отказаться от заинтересованности в завершении «Северного потока-2». В таком случае политические позиции проекта ослабнут, поскольку его уже нельзя будет называть европейским, но возможность его завершить у «Газпрома» сохранится.

В Wintershall “Ъ” лишь сообщили, что следят за событиями в США. В OMV видели публичное заявление и будут анализировать его вместе с оператором проекта Nord Stream 2 AG. В Uniper подчеркнули, что участвуют только в финансировании «Северного потока-2», добавив, что следят за развитием событий в США в отношении законодательства о возможных санкциях, направленных на «Северный поток-2». В Shell и «Газпроме» от комментариев отказались, добиться реакции от остальных не удалось.

Что касается второй нитки «Турецкого потока», тут санкции теоретически могут быть распространены только на сербский участок стоимостью €1,4 млрд, которым занимается СП «Газпрома» и «Сербиягаза».

Болгарский и венгерский участки строят газотранспортные операторы этих стран без какого-либо участия «Газпрома». В целом вторая нитка «Турецкого потока» с юридической точки зрения является частью внутриевропейской газотранспортной сети, и неясно, на каком основании ее можно счесть «российским экспортным газопроводом».

Риторика США против российских газопроводов накаляется по мере того, как «Газпром» готовится завершить строительство «Северного потока-2», прерванное в декабре 2019 года — тогда швейцарский подрядчик Allseas вышел из проекта как раз из-за серьезных санкционных рисков.

Но из этой ситуации нашелся выход. Трубоукладчик «Академик Черский» и баржа «Фортуна» могут приступить к укладке последних 130 км трубы уже в августе, и санкции США вряд ли этому помешают.

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова уже назвала действия Вашингтона «политическим давлением для нечистоплотной конкуренции». «Кроме силовых приемов, эффективно действующих инструментов нет»,— добавила она (цитата по «РИА Новости»). В Nord Stream 2 AG считают, что решения по энергетической политике ЕС должны приниматься европейцами: «Усилия, направленные на то, чтобы помешать этой важной работе, отражают явное пренебрежение интересами европейских домохозяйств и промышленности, которые будут платить за газ дополнительные миллиарды, если этот трубопровод не будет построен. Это также является пренебрежением правом ЕС определять свое собственное энергетическое будущее».

https://www.kommersant.ru/doc/4417350

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^