Подписаться arrow_upward

Гоша

«Приостановка торгов помогла уберечь трейдеров от ошибочных действий»

Блицинтервью директора департамента срочного рынка биржи Арсения Глазкова


Почему и как Московская биржа принимала решения по торгам апрельским фьючерсом на нефть WTI, пояснил директор департамента срочного рынка биржи Арсений Глазков.

— Насколько популярен контракт на WTI?

— Два самых популярных нефтяных фьючерса в мире — это фьючерс на нефть марки WTI (на бирже NYMEX, входит в группу СМЕ) и фьючерс на нефть марки Brent (на бирже ICE). У Московской биржи заключены соответствующие соглашения с СМЕ и ICE. Фьючерс на Brent торгуется на нашем рынке более десяти лет, среднедневные обороты по нему достигают $1,5 млрд. Фьючерс на WTI торгуется два года и оборот по нему около $1,5 млн в день.

— Почему 20 апреля торги по фьючерсу на WTI остановились на отметке $8,84?

— 20 апреля, накануне экспирации фьючерса, торги по инструменту не приостанавливались. Но вечером, при стремительном падении цены на американской площадке, цена на Московской бирже остановилась на уровне нижней границы ценового коридора, в рамках которого трейдеры имеют возможность ставить заявки и совершать сделки. Согласно правилам биржи, границы ценового коридора автоматически расширяются во время дневных торгов. Фиксация ценового диапазона помогает защитить инвесторов от скачков цен в вечерние часы, когда ликвидность рынка значительно меньше.

В целом нет оснований предполагать, что, если бы торги шли ниже зафиксированного ценового диапазона, убытки трейдеров были бы меньше. Скорее всего, возникла бы обратная ситуация: многие захотели бы еще докупить неожиданно «дешевый» фьючерс в надежде на его рост, а не дальнейшее падение до уровня минус $37,63. Это подтверждается тем, что в ходе вечерних торгов 20 апреля клиенты продолжали открывать новые длинные позиции по цене «планки» ($8,84), хотя котировки фьючерса на СМЕ к тому моменту уже ушли в отрицательную зону.

— Почему биржа отказалась от утренней сессии на следующий день, 21 апреля? Ведь цена контракта на Чикагской бирже за ночь вышла в плюс...

— Проведение торгов утром 21 апреля до расчетов по нему в 14:00 не могло повлиять на финансовый результат держателей контракта, так как в соответствии с его спецификацией цена исполнения фьючерса была зафиксирована 20 апреля в 21:30 по московскому времени. Приостановка торгов на первую половину дня 21 апреля помогла уберечь трейдеров от ошибочных действий — при уже фиксированной цене контракта минус $37,63 сделка по продаже и покупке фьючерса в этот день по любой цене выше цены экспирации заведомо привела бы к немедленной прибыли у одной стороны за счет значительных убытков у другой. Никакой рационально действующий участник торгов не стал бы покупать контракт по цене, хоть как-то существенно отличающейся от цены экспирации.

— Почему биржа рассчитала инвесторов по минус $37,63, когда этот фьючерс на CME закрылся по $10,01?

— По правилам цена, по которой рассчитывается фьючерс в Москве, берется на 21:30 дня накануне экспирации фьючерса на CME. Расчетная цена фьючерса была зафиксирована на отметке минус $37,63. Такие же правила действуют и на других мировых площадках, так как в этот день ликвидность принципиально выше, чем в последний день торгов, и цена максимально «рыночная». Московская биржа направляла запрос в CME с просьбой прокомментировать ситуацию с появлением отрицательных цен. В ответе американская биржа указала на обоснованность сложившейся расчетной цены контракта и отсутствие планов по ее пересмотру. Перерасчет контракта по какой-то другой цене невозможно осуществить. Это стало бы очень значительным изменением условий уже заключенных на бирже сделок и привело бы к существующим убыткам у части брокеров.

— CME сообщила Московской бирже, что торги могут уйти в отрицательные цены?

— СМЕ ничего не сообщала нам. В апреле она оповестила своих клиринговых членов о возможности торговли контрактом по отрицательным ценам. Московская биржа не является клиринговым членом на СМЕ. После появления информации на сайте CME мы начали изучать ситуацию с точки зрения готовности инфраструктуры брокеров и биржи, а также регулирования к торгам по отрицательным ценам.

— Могла ли биржа торговать по отрицательным ценам?

— Для этого необходимо менять настройки торговых систем, модулей риск-менеджмента, регулирование, технологии и процессы у брокеров. Динамика цен и ликвидность торгов 20 апреля продемонстрировали, что и СМЕ, и ее участники оказались не полностью готовы к отрицательным ценам. Наш анализ показал, что только на адаптацию торгово-клиринговой инфраструктуры к отрицательным ценам потребуется около двух месяцев. Но для внедрения отрицательных цен на нашем срочном рынке, по-видимому, понадобится больше времени, так как при обсуждении на комитете по срочному рынку брокеры особо отметили необходимость доработок их ИТ-систем и риск-менеджмента, а также проработки регуляторных и иных аспектов.

— Почему биржа не перенесла день экспирации апрельского фьючерса на нефть WTI, досрочно приостановив торговлю им?

— Досрочная экспирация, например, в середине апреля — это крайняя мера, так как являлась бы изменением уже заключенных сделок. У нас не было оснований для этого: от участников не поступало такого рода запросов, да и на тот момент не наблюдалась соответствующая ценовая динамика.

— Как рынок будет торговать нефтяными и газовыми фьючерсами теперь?

— По итогам обсуждений было принято решение, что отрицательная цена возможна для деривативных контрактов. Поэтому биржа совместно с участниками начала работу по адаптации брокерско-биржевой инфраструктуры под отрицательные цены. Кроме того, в рамках комитета по срочному рынку был выработан ряд решений, как минимизировать риски торгов фьючерсами.

Интервью взяла Полина Смородская

https://www.kommersant.ru/doc/4343321

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^