«Мы обязаны выпивать» Михаил Ефремов, Владимир Лукин, Вадим Самойлов и другие о выпивке во время эпидемии

В мае исполнилось 35 лет антиалкогольной кампании в СССР. Министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил, что потребление алкоголя за время самоизоляции выросло на 2–3%. “Ъ” спросил у политиков, предпринимателей, общественных и культурных деятелей, стали ли они больше пить во время эпидемии.



Михаил Ефремов, актер:


— Иногда моя дочь разрешает мне кое-что, но все равно это меньше, чем раньше. Сейчас закрыты бары, пабы, а я не домашний алкоголик. Раньше можно было после репетиции или спектакля на час-полтора сходить и выпить, а потом прийти домой, где все уже спят. Сейчас же я дома с детьми, больше ответственности за все.

Владимир Лукин, зампред комитета Совета федерации по международным делам:


— Годы-то идут, и как можно больше пить? Хорошо сказал Губерман: «Стало сердце пошаливать скверно, стал ходить, словно ноги попутал. Больше пить я не буду, наверное, но и меньше, конечно, не буду». В свои годы я стараюсь придерживаться этого принципа.

Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН:


— Мы обязаны выпивать, и ничего плохого в этом нет. 

Бывает, правда, беда, что меры нет... 

Мне коллеги-казахи как-то сказали: «Вот вы, русские, во всем виноваты — водку нас научили пить, но не сказали, сколько надо». 

Отвечаю: «Мы сами ищем». Еще до коронавируса жила поговорка: «День вроде прошел хорошо, но на всякий случай надо выпить».


Андрей Орлов (Орлуша), поэт:


— У нас в стране люди уходят в алкоголь в любое время: как в рабочие дни, так и в выходные. 

Те, у кого нет денег, особенно те, кто потерял зарплату, по привычке пропили все за первую неделю самоизоляции. Для меня алкоголь — субстанция социальная. 

В недавнем стишке я написал: «Благодаря хвороносной заразе, нефть обнулилась до минуса, мля! Я бы купил, между прочим, в магазе водку за минус четыре рубля…». Но это — раздумья «лирического героя», а сам я не помню, когда покупал водку даже по существующим ценам.

 Я не пью, глядя в зеркало. Лица друзей в плохом качестве на экране телефона или компьютера вряд ли сподвигнут меня на лишний стакан. В связи с самоизоляцией проект «Господин хороший» переименован в «Господин заразный», и в качестве компенсации зрителям за перенесенные на неизвестный срок концерты мы снимаем ролики. На коленке, на простой фотоаппарат, в закрытом на карантин баре. Более пяти миллионов просмотров доказывают, что и с нулевым бюджетом можно дойти до зрителя. 

Заявляю для троллей и злопыхателей: снимаем совершенно трезвыми, при этом ни я, ни Ефремов, ни Васильев не получаем за это ни денег от тайных спонсоров, ни печенек от Госдепа. А после съемок пьем бурбон. Намного меньше, чем до эпидемии.

https://www.kommersant.ru/doc/4341049?fbclid=IwAR3ebmYKNIihHr-28V-pG4WVi235Jgq3l00RY7Syi0_5EQbfZjiZLOUFsMQ

elen и 4 пользователям это нравится

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^