Подписаться arrow_upward

Евгений Коган

Возвращаюсь к насущной теме суверенных долгов.

Сегодня поговорим о крупнейшей экономике Африки – Южно-Африканской Республике.

ЮАР – наиболее богатая и развитая страна африканского континента. Своих успехов она во многом добилась благодаря обеспеченностью ресурсами, а также активному участию в их освоении инвесторов из развитых стран. Сокращение объемов этого «участия» по политическим причинам могло негативно сказываться на экономике страны в последние десятилетия.

Посмотрим, с какими показателями ЮАР входит в текущий кризис.

Экономика страны последние года близка к стагнации. Рост ВВП в среднем не превышал 1%, начиная с 2016-го года. Инфляция на фоне низкого внутреннего спроса находится под контролем и снижалась с 6% в 2016 году до 4% в 2019. Дефицит бюджета, в свою очередь, немного увеличился с 4% от ВВП в 2016 до 6% - в 2019 году. Уровень долга к ВВП – 62%, умеренно рос последние годы. Поражает уровень безработицы – около 29%. Видимо, это – специфика экономики ЮАР. Безработица не снижалась ниже 26% в последние 5 лет и сильной динамики ее увеличения также нет. Поэтому можно принять как «должное».

В целом, ничего позитивного у ЮАР нет, но кредитные метрики с «натяжкой» можно назвать удовлетворительными.

Я бы внимательно смотрел за состоянием экономики в этом году. Не думаю, что стране угрожает дефолт в краткосрочном горизонте.

В то же время, если ЮАР сумеет не «провалиться» в серьезную рецессию и не потеряет значительную часть золотовалютных резервов на фоне локальных минимумов по многим сырьевым товарам, она может стать интересной идеей, которую можно «поймать» на дне.

Есть две важные предпосылки для этого.

Во-первых, значительная часть долга ЮАР – в ее национальной валюте, рандах. Это в некоторой степени защищает ЮАР от угрозы внешнего долга в USD при девальвации собственной валюты. Последним инструментом правительство не гнушается активно пользоваться – ранд снизился на 31% по отношению к доллару США с начала года. И это также может стимулировать внутреннюю экономику, когда сырьевые рынки начнут восстанавливаться.

Во-вторых, значительная часть экспорта ЮАР – это золото, алмазы, платиноиды. Что происходит с ценами на золото, сейчас всем известно.

Таким образом, по моему мнению, ЮАР, несмотря на относительно слабые кредитные метрики, может быть интересной возможностью в случае разворота сырьевых рынков в 2020 году. При этом, можно рассмотреть вложения именно в национальной валюте ЮАР – рандах. Она очень близка к историческому минимуму к доллару США.

@bitkogan


Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^