Укрощение «фейсбука», башня из слоновой кости и пересадка чиновников на такси


1. Ушла эпоха. Молодёжь со светлыми лицами вышла в интернет, чтобы победить там «прогнившие режимы» при помощи новых технологий, и потерпела в итоге от «прогнивших режимов» сокрушительное поражение. Выяснилось, что светлых лиц категорически недостаточно, чтобы настраивать призрачную маршрутизацию, поднимать теневые серверы и применять прочие трюки из неграмотных баек на хакерских форумах. Типичное юное «светлое лицо» способно установить себе на айфон модное приложение из официального магазина «Эппл» — на этом вся его технологическая продвинутость заканчивается.

На РИА вышла моя статья с кратким обзором текущей ситуации:

https://ria.ru/20191229/1562975745.html

Если в начале десятилетия мыши, взявшись за руки, радостно плясали и жрали вокруг толстого, ничего не соображающего спросонья кота, то теперь ситуация развернулась на 180 градусов. Кот взбодрился и разогнал мышей по углам, а те жалобно пищат, понимая, что спрятаться в современном мире им больше негде. Киберпанк наступил, причём в некоторых странах с явным уклоном в 1984 год. Журналисты «Нью-Йорк Таймс» отслеживают уже по хакерским базам перемещения самого президента США — как в этой обстановке может надеяться сохранять хотя бы минимальную анонимность простой студент-революционер из Гонконга?

2. Коллега monetam приводит любопытные рассуждения российского физика Михаила Кацнельсона о нехватке свободных мест в отечественной и западной науке:

https://monetam.livejournal.com/1223982.html

(А) Наука исходно не предназначалась в массовые профессии. Резкое изменение произошло после второй мировой войны, толчок дали американский и советский атомные проекты. Мне кажется, за прошедшие семьдесят лет система ещё просто не пришла в равновесие. Всё будет, наверно, меняться, и сильно.
(Б) Нынешняя система мне кажется очень жестокой по отношению к научной молодежи. Постоянных позиций мало, многим приходится мотаться по всему миру. Это особенно тяжело, когда есть семья. Многие не выдерживают и уходят из Academia. Пока что моя личная статистика такая: из четырёх самых лучших бывших аспирантов ушли двое. Это крайне печально, потому что речь идёт о людях с бесспорно выдающимися способностями, со всеми задатками будущих научных лидеров высшего класса (если говорить о просто сильных ребятах, там статистика ещё хуже).
(В) Раньше тоже все было очень жестоко. Сейчас как раз читаю книгу Mikhail Shifman про Пайерлса, это же ужас – как сверхсильные люди искали работу в 1920-1930-е.
(Г) Кажется, был сравнительно короткий период в конце пятидесятых – начале шестидесятых, когда позиций появилось много (некоторые связывают это с западной реакцией на советский первый спутник). Потом эти демографические волны повторялись с периодом 20-25 лет (столько примерно времени уходит между получением позиции полного профессора и выходом на пенсию, во всяком случае, в Европе), но амплитуда явно затухает.
(Д) Как правильно, не знаю. Потому что старая советская система, основанная на «уверенности в завтрашнем дне» (унаследованная российской Академией Наук; Ю.С.Осипов в бытность президентом повторял это непрерывно: наша главная задача – сохранить людей), плодила бездельников в невероятных количествах и некоторое количество действительно подвижников с горящими глазами. Стоила ли овчинка выделки, не могу решить до сих пор.
(Е) И вообще, не знаю, как правильно. Но проблема есть. Мне кажется, дальше так продолжаться не может.

Пожалуй, описанную ситуацию можно сравнить с башней из слоновой кости, внутри которой сидят учёные и занимаются своими тёмными, не вполне понятными остальному миру делами. Изредка в башню заходят инженеры, врачи и бизнесмены, чтобы напитаться там тайными знаниями и сделать потом ракеты, лекарства или айфоны, однако бо́льшую часть времени польза от этого заведения для широкой публики неочевидна.

Подобная башня – это крайне дорогое удовольствие, и мест в ней ограниченное количество. Соответственно, те опытные учёные мужи, которые когда-то ухитрились обосноваться в ней, живут в режиме постоянной осады, всячески препятствуя молодняку залезть внутрь и закрепиться.

Иногда, в тучные годы, к башне делают пристройки и добавляют этажи – тогда ворота на какое-то время открываются и внутрь вбегают счастливые толпы голодных студентов. Но чаще всего их пропускают поодиночке и крайне редко, предварительно сбросив вниз тело ушедшего в мир иной волшебника науки.

Всё это, тем не менее, вполне можно считать рабочей системой – пока сидящие в башне мудрецы продолжают генерировать полезные знания. Но их работа может сорваться по множеству причин. Например, если в башне набьётся слишком много народа (из-за банальной нехватки ресурсов), или же если они будут отбиваться от осаждающих так успешно, что без вливания свежей крови гарнизон станет старым, ленивым и нелюбопытным.

У этой проблемы нет простого решения. Наше государство недавно взяло под свой контроль главную в стране костяную башню (РАН) и, следуя западной модели, сделало ставку на несколько башен поменьше (крупные исследовательские университеты), рассчитывая, что здоровая конкуренция и близость учёных к земле (потребностям реальной экономики) смогут оживить нашу науку. Это уже привело к росту числа научных публикаций и росту российских вузов в международных рейтингах, однако говорить о полном успехе выбранной стратегии пока рано.

3. Чиновники – тоже люди, и подобно учёным, также ведут борьбу за свои места, привилегии и доходы. Однако чиновничья корпорация имеет более жёсткую иерархию и в большей мере связана с прагматически мыслящим бизнес-сообществом. Поэтому чиновникам приходится гораздо чаще и усерднее заниматься живительным самоочищением и урезанием излишеств:

https://lenta.ru/news/2019/12/24/cars/

Часть федеральных чиновников предлагается лишить служебных автомобилей и пересадить их на такси. <…>
Как следует из протокола заседания правительственной комиссии по вопросам оптимизации и повышения эффективности бюджетных расходов под руководством первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова, предлагается запретить закреплять служебные машины за чиновниками ниже руководителя структурного подразделения. Вместо этого к их обслуживанию планируется привлекать агрегаторы такси.

Собственно, на услуги такси и каршеринга давно уже перешло множество людей, которые внезапно осознали, что это экономит им кучу времени на содержании автомобиля, вопросах парковки и так далее.Что же касается денег, такси получится просто дешевле личных водителей, причём в разы дешевле.


Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^