Подписаться arrow_upward

Гоша

Граждане захватили рынки

Почему в России наступил бум розничных инвесторов


Миллионы частных инвесторов в этом году хлынули на российский фондовый рынок. Низкие ставки по депозитам провоцируют население к уходу в более рискованные инструменты. К этому клиентов подталкивают и кредитные организации, увеличивающие долю своих доходов от комиссионных операций. При этом инвестиционное предложение расширяется нередко за счет сложных структурных продуктов, потери по которым могут пока не осознаваться частными инвесторами.

Такого ажиотажа со стороны граждан на финансовые продукты, как в 2019 году, еще не было на российском фондовом рынке за всю четверть века его существования. За 11 месяцев количество уникальных клиентов на Московской бирже выросло почти на 1,6 млн, а их общее число превысило 3,5 млн человек. С учетом традиционного увеличения активности в декабре можно ожидать, что по итогам года показатель приблизится к 4 млн счетов. В момент расцвета рынка перед кризисом 2008 года темпы открытия счетов были в разы ниже, а общее их число не дотягивало и до миллиона.

Основная причина небывалых изменений — падение ставок на рынке депозитов.

С одной стороны, проценты по вкладам, особенно крупных банков, удовлетворяют далеко не всех. С другой стороны, низкая кредитная активность клиентов на фоне слабого роста экономики и охлаждения потребительского кредитования сократила доходы банков. Для удержания клиентов и повышения комиссионных доходов они начали активно продвигать инвестиционные продукты, усиливать команды портфельных управляющих и аналитиков.

Бывшие владельцы банковских депозитов, сохраняющие консервативный настрой, охотнее идут в облигации, в том числе через индивидуальные инвестиционные счета, число которых превысило 1,5 млн. Рыночный риск (изменение цены на вторичных торгах) нивелируется выбором коротких бумаг, со сроком обращения два-три года.

Но все больше инвесторов используют и более рисковые инструменты — акции, продукты срочного рынка.

Это уже отражается на торгах отдельных эмитентов, когда большие заказы существенно сдвигают котировки компаний, в том числе на неподтвержденных слухах.

Развивается и сектор сложных структурных продуктов, куда инвестора манит перспектива большого заработка с обеспечением защиты (пусть и частичной) вложенного капитала. До кризиса 2008 года почти всю эту нишу занимали западные банки, российские предложения ограничивались продуктами немногочисленных инвестиционных домов. Благодаря высокой ликвидности западного фондового рынка и рынка срочных инструментов условия, по которым продукты продавались российским компаниям, были очень демократичными, позволяющими неплохо заработать на перепродаже клиентам. Однако затем издержки выросли, а усугубили ситуацию антироссийские санкции, которые не только повлияли на цены, но и сузили варианты сотрудничества.

Нынешний активный выход на рынок розничных инвесторов сделал рентабельным содержание недешевой инфраструктуры, при этом все комиссионные доходы остаются у российских операторов. «Упаковка активов в ноты и продажа опционов с завышенной премией клиентам, которые в этом слабо разбираются,— это очень доходный бизнес, создающий минимальную нагрузку на капитал. И как только у клиентов российских банков появляется спрос на подобные инструменты или клиентам удается "продать" инвестиционные идеи, банки рады помочь»,— отмечает гендиректор УК «Спутник — Управление капиталом» Александр Лосев.

Вместе с тем ликвидность рынка не позволяет пока создать максимально широкие продуктовые предложения, как на Западе. Это связано как с ограниченным числом публичных компаний, так и с активизировавшимся процессом выкупа акций и ухода с рынка. Опасения, что процесс может ускориться, уже высказывал первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Впрочем, пока и число клиентов, и объемы их вложений не слишком велики, поэтому отсутствие достаточного объема базовых активов не проблема.

«Проблема скорее в том, что если структурные продукты не будут приносить прибыли выше депозитов, то клиенты разочаруются. История с продажами полисов ИСЖ показала, что практика мисселинга может быть серьезным риском. Банкам нужно осторожно филировать клиентскую базу и не гнаться за моментальной прибылью, формируя долгосрочную привязанность клиентов»,— полагает заместитель гендиректора по фондовым операциям УК ТФГ Равиль Юсипов. К тому же остаются риски того, что в случае длительной коррекции, не говоря уже об обвале на фондовых рынках, некачественные структурные продукты могут привести к негативным последствиям для клиентов. И этот опыт может на долгие годы отбить охоту у розницы к инвестированию.

https://www.kommersant.ru/doc/4206986

Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^