Ох, не верю!

Создается впечатление, будто объявленной Игорем Сечиным приватизации «Роснефти» иностранцами не будет, но произойдет что-то другое. Усомниться в этом заставляет сопоставление фактов. Давайте попробуем проанализировать что известно, хотя всех подробностей этой сделки мы, возможно, никогда не узнаем.

Приватизация «Роснефти» завершилась 7 декабря вечером внезапным визитом главного исполнительного директора компании Игоря Сечина в Кремль. На встрече с президентом РФ Владимиром Путиным он заявил, что покупателем 19,5% акций «Роснефти» за €10,5 млрд стал консорциум нефтетрейдера Glencore и Катарского суверенного фонда.

Причем швейцарская компания Glencore рискует только собственными €300 млн, соответствующими доле в «Роснефти» в 0,54%. Такое впечатление, что Glencore вообще не играет важной роли в этой сделке, а покупку совершит за деньги из России.

Однако чуть ранее, 5 декабря, всего за полчаса «Роснефть» собрала книгу заявок на 600 млрд рублей на покупку 10-летних облигаций со ставкой купона 10,1% годовых. Без малого эта сумма близка к указанным €10,5 млрд. То есть «Роснефть» до объявления о завершении приватизации уже имела эту же сумму.

Возникает подозрение: а не пытается ли «Роснефть» (или кто-то весьма влиятельный) с помощью этих заемных денег прихватить здоровенный кусок госкомпании в частную собственность?

Провести buy back своих акций «Роснефть» не могла, хотя компания не бедная и денег у нее достаточно. Но впоследствии было бы трудно найти покупателя, готового заплатить такую же сумму. Хотя за счет дивидендов можно постепенно возместить понесенные затраты. Новая дивидендная политика «Роснефти» предполагает выплату дивидендов в размере не менее 35% от чистой прибыли по международным стандартам финансовой отчетности (МСФО) ради "повышения инвестиционной привлекательности компании", как сегодня сообщили.

А вот частное лицо или неизвестная организация могли бы анонимно приобрести акции с помощью названного Катарского суверенного фонда. Суверенные фонды чрезвычайно непрозрачные организации, свято оберегающие секреты своих клиентов. И вообще трудно представить, что финансовая организация из Катара может как-то подыгрывать России, которая фактически в Сирии воюет с Катаром и Саудовской Аравией.

Меня насторожило еще одно обстоятельство. Этой сделке по приватизации СМИ придают явно гипертрофированное значение, как крупнейшему событию чуть ли не во всем мире. Словно это какая-то неимоверная удача и успех. А ведь в настоящее время капитализация «Роснефти» явно не очень высока. После девальвации рубля в декабре 2014 года вдвое подешевела не только московская недвижимость, но и все акции предприятий РФ, выражаемые в рублях. То есть на наших глазах происходит распродажа по весьма выгодной цене.

Даже если добавить к 10 млрд «Роснефти» те 5 млрд цены недавно приобретенной «Башнефти», из-за чего со сцены убрали Алексея Улюкаева, цена все равно заниженная. Когда в апреле Улюкаев уволил из своего министерства главу Роскомимущества, которой тогда была Ольга Дергунова, судя по прессе, он спешил приватизировать «Роснефть», не дробя пакет на части, что в принципе могло быть выгоднее. Недорогая продажа крупного пакета «Роснефти» при затяжной депрессии экономики предназначалась, похоже, кому-то своему. Хотя нам объяснили, будто Путин более года (!) активно участвовал в оперативной разработке коррумпированного Улюкаева. Загадка!

Да, 10 млрд евро -- это немало. Но 50 млрд долларов, которые зачем-то вбухали в Олимпиаду-2014 в Сочи, намного больше. Олимпиады почти всегда убыточны, даже в странах с развитым частным бизнесом, а уж у нас-то и подавно. Понятно, что бюджет у страны опустел, Путину срочно нужны деньги для социальных выплат, чтобы предотвратить возмущение ростом цен и волнения. Но 10 млрд не кажутся громадной величиной в сравнении, скажем, годовыми доходами компании Disney ($55 млрд), с капитализацией Apple ($600 млрд) или объемом торговли Китая с США ($650 млрд в год).

То есть крупнейшая нефтяная компания России стоит сегодня не больше, чем годовой доход Disney, получаемый от продажи прав на мультфильмы и билетов в Диснейленд. В 2013 году после покупки ТНК-BP за $55 млрд, капитализация «Роснефти» достигала $96 млрд, но к концу 2014 года из-за девальвации рубля снизилась до $50 млрд. И сегодня «Роснефть» стоит примерно столько же.

Объясните мне, если компания потратила на покупку ТНК-BP $55 млрд и стоит $55 млрд, то какова цена самой «Роснефти» без учета ТНК-BP? За что г-н Сечин получает свою фантастическую зарплату в 5 млн рублей? В день. Получается, что когда «Роснефть» без тендера получает от государства самые лакомые нефтяные месторождения (наши с вами природные богатства!), компания считается государственной, но когда она делит и выводит за бугор свои богатства, она ведет себя как частная компания. Правда, классно?

Так что же происходит? Почему-то официальные сообщения о приватизации «Роснефти» (в которых отдельной главой проходит дело Улюкаева) не вызывают доверия. Правительство состоит из коррупционеров, среди которых, как известно, некоторые важные фигуры находятся в разработке спецслужб. Кажется, нас всех обманывают, и с нами происходит что-то непонятное. Где мы находимся? В финале? Или в анале?


Чтобы упомянуть другого пользователя в комментарии, введите знак @

Упомянуть можно тех, на кого Вы подписаны или тех, кто принимал участие в дискуссии


Чтобы упомянуть ценную бумагу в комментарии, введите ее тикер после знака ^